antiliberast (rkovrigin) wrote,
antiliberast
rkovrigin

Categories:

Закулисный механизм


Думаю многие читали об истинных механизмах наркоторговли. Эта тема затронута в книгах Грачевой, в интернете часто мелькает фраза «китайские опиумные войны». В статье, которую я предлагаю вашему вниманию, рассказывается о возникновении и развитии этого «бизнеса». Она поможет понять и современные процессы к югу от России.



БАНК АНГЛИИ
Использована книга Дмитрия Карасева «Банки-убийцы». Впрочем, сведения широко известные, так что нового вы тут не прочтете — я лишь свожу в систему общеизвестное.
К концу XVII в. Англия оказалась на грани финансового краха. Пятьдесят лет почти непрерывных войн с Францией истощили экономику страны. Тогда правительственные чиновники вступили в переговоры с менялами с целью получения кредитов, необходимых для продолжения прежнего политического курса. Запрошенная менялами цена оказалась очень высокой, и с разрешения правительства буквально из ниоткуда возник частный банк, наделенный правом печатать деньги.

Так появился первый в истории частный центральный банк — Банк Англии. И хотя, чтобы ввести в заблуждение население, он носил обманчивое название Банк Англии, в действительности никогда не был государственным. Как всякий частный банк в момент учреждения, он размещал на рынке свои акции. Инвесторы, чьи имена никогда не разглашались (обратите внимание!), должны были выложить 1,25 млн. фунтов стерлингов золотом для покупки акций. Однако на самом деле уплачено было всего 750.000 фунтов. Несмотря на это, Банк Англии был законным образом зарегистрирован в 1694 г. и начал свою деятельность с выдачи процентных кредитов в размерах, в несколько раз превышающих сумму, которую он, как предполагалось, имеет в резервах. Взамен новый банк ссужал английским политикам столько денег, сколько им хотелось, при условии обеспечения долга прямым налогообложением британских граждан. Таким образом, легализация Банка Англии привела к санкционированному законом выпуску необеспеченной резервами национальной валюты во имя частных интересов.
Сейчас почти в каждой стране мира есть свой контролируемый частными лицами центральный банк, образцом для которого послужил Банк Англии. Мощь частных центральных банков так велика, что очень скоро они начинают полностью контролировать экономику страны. Что приводит к власти плутократии, управляемой сильными мира сего. Для примера давайте вообразим, что мы взяли и передали управление армией организованной преступности — наглядно?
Центральные банки не должны находиться в частных руках! Клика частных центральных банков — это скрытый налог. Государство выпускает облигации и продает их центральному банку, чтобы изыскать деньги на программы, финансировать которые за счет повышения налогов ему не хватает политической воли. Но облигации покупаются за деньги, создаваемые центральным банком «из воздуха». Чем больше денежная масса в обращении, тем меньше стоят деньги в наших карманах. Правительство получает столько денег, сколько хочет для удовлетворения своих политических амбиций, а народ расплачивается за это инфляцией. Однако красота замысла заключается в том, что едва ли один из 10000 человек о чем либо догадывается, поскольку истина скрывается за сложной для понимания псевдоэкономической галиматьей.
С образованием Банка Англии страна пережила наплыв бумажных денег. Цены удвоились. Огромное количество кредитов выдавалось на реализацию любой безумной идеи. Например, одно предприятие предлагало осушить Красное море, чтобы поднять золото, предположительно утерянное затонувшей египетской армией, преследовавшей бежавших под предводительством Моисея израильтян. К 1698 году правительственный долг вырос с 1,25 млн. фунтов стерлингов до 16 млн. фунтов стерлингов. Чтобы заплатить за это, государственные налоги увеличивались снова и снова.
Короче говоря, финансовый капитал начал de facto контролировать государство.
ОСТ-ИНДСКАЯ КОМПАНИЯ
Британская Ост-Индская компания (East India Company) — акционерное общество, созданное 31 декабря 1600 г. указом Елизаветы I и получившие обширные привилегии для торговых операций в Индии. Фактически королевский указ предоставил компании монополию на торговлю в Индии. Первоначально компания имела 125 акционеров и капитал в 72 тысячи фунтов стерлингов. Компания управлялась губернатором и советом директоров, который был ответственен перед собранием акционеров. Коммерческая компания вскоре приобрела правительственные и военные функции, которые утратила только в 1858.
Использовались различные названия: «Почётная Ост-Индская компания» (англ. Honourable East India Company), «Ост-Индская компания», «Компания Бахадур».
Компания также имела интересы за пределами Индии, стремясь обеспечить безопасные маршруты к Британским островам. В 1620 году она пыталась захватить Столовую гору на территории современной ЮАР, позднее заняла остров Святой Елены. Серьёзной проблемой для Компании было пиратство, достигшее своего пика в 1695, когда пират Генри Авери захватил флот с сокровищами Великого Могола. Войска Компании держали Наполеона на острове Святой Елены.
Обратите внимание: казалось бы, коммерческое предприятие; но почему то занимается еще и политикой и военными действиями.
Агрессивная политика Компании выразилась в провоцировании голода в Индии, разрушении монастырей в Тибете, и ведении Опиумных войн в Китае.
Деятельность Компании в Индии началась в 1612, когда Великий Могол Джахангир разрешил основать факторию в Сурате.
В 1612 вооружённые силы компании наносят серьёзное поражение португальцам в битве при Сували. В 1640 местный правитель Виджаянагара разрешил основать вторую факторию в Мадрасе. В 1647 компания имеет уже 23 фактории в Индии. Индийские ткани (хлопчатобумажные и шёлковые) пользуются невероятным спросом в Европе. Вывозятся также чай, зерно, красители, хлопок, позднее — бенгальский опиум, что особо важно.
Британцы монополизировали внешнюю торговлю Бенгалии, а также важнейшие отрасли внутрибенгальской торговли. Сотни тысяч бенгальских ремесленников были принудительно прикреплены к факториям компании, куда обязаны были сдавать свою продукцию по минимальным ценам. Резко выросли налоги. Результатом был страшный голод 1769 1770 гг., во время которого погибло от 7 до 10 миллионов бенгальцев. В 1780 1790 х годах голод в Бенгалии повторился: погибло несколько миллионов человек.
Почти целое столетие компания проводила в своих индийских владениях разорительную политику (англ. The Great Calamity period), результатом которого стало разрушение традиционных ремесел и деградация земледелия, что и привело к гибели от голода до 40 миллионов индийцев. По подсчётам известного американского историка Брукса Адамса (англ. Brooks Adams), в первые 15 лет после присоединения Индии британцы вывезли из Бенгалии ценностей на сумму в 1 млрд фунтов стерлингов. К 1840 году англичане правили большей частью Индии. Безудержная эксплуатация индийских колоний была важнейшим источником накопления британских капиталов и промышленной революции в Англии.
Экспансия принимала две основные формы. Первой было использование так называемых субсидиарных договоров, по сути феодальных — местные правители передавали Компании ведение иностранных дел и обязывались выплачивать «субсидию» на содержание армии Компании. В случае невыплат территория аннексировалась британцами. Кроме того, местный правитель обязался содержать британского чиновника («резидента») при своём дворе. Таким образом, компания признавала «туземные государства» во главе с индуистскими махараджами и мусульманскими навабами. Второй формой было прямое правление.
«Субсидии», выплачиваемые Компании местными правителями, расходовались на набор войск, состоявших в основном из местного населения, таким образом, экспансия осуществлялась руками индийцев и на деньги индийцев. Распространению системы «субсидиарных договоров» способствовал распад империи Великих Моголов, произошедший к концу XVIII-го века. De facto территория современных Индии, Пакистана и Бангладеш состояла из нескольких сотен независимых княжеств, враждовавших друг с другом.
В конце XVIII-го века при генерал-губернаторе Ричарде Уэлсли началась активная экспансия; Компания захватила Кочин (1791), Джайпур (1794), Траванкур (1795), Хайдарабад (1798), Майсур (1799), княжества по реке Сатледж (1815), центрально-индийские княжества (1819), Кач и Гуджарат (1819), Раджпутану (1818), Бахавальпур (1833). Аннексированные провинции включали Дели (1803) и Синд (1843). Панджаб, Северо-Западная граница и Кашмир были захвачены в 1849 в ходе англо сикхских войн. Кашмир был немедленно продан династии Догра, правившей в княжестве Джамму, и стал «туземным государством». В 1854 аннексирован Берар, в 1856 — Ауд.
Британия видела своим конкурентом в колониальной экспансии Российскую империю. Опасаясь влияния русских на Персию, Компания начала усиливать давление на Афганистан, в 1839 1842 состоялась Первая англо-афганская война. Россия присоединила Бухару в 1863 и Самарканд в 1868, между двумя империями началась конкуренция за влияние в Средней Азии, в англосаксонской традиции имеющая название «Большой игры».
В 1857 году было поднято восстание против британской Ост-Индской кампании, которое известно в Индии как Первая война за независимость или Восстание сипаев. Однако мятеж был подавлен, и Британская империя установила прямой административный контроль почти над всей территорией Южной Азии.
В 1711 Компания основывает торговое представительство в китайском городе Кантоне (кит. — Гуанчжоу) для закупок чая. Сперва чай покупается на серебро, затем идёт в обмен на опиум, который выращивается на индийских плантациях, принадлежащих Компании.
Несмотря на запрет китайского правительства на ввоз опиума от 1799, компания продолжала ввозить опиум контрабандным путём на уровне около 900 тонн в год. Объем китайской торговли Компании по размеру уступал только объему торговли с Индией. Например, общая стоимость конвоя, направленного в Англию в 1804 году, в ценах того времени достигала £8,000,000. Его успешная оборона стала поводом для национального торжества.
Большинство денежных средств, предназначенных на закупку китайского чая, являются доходами от торговли опиумом. К 1838 нелегальный ввоз опиума достиг уже 1400 тонн в год (опиум составлял до 40 % экспорта Индии), и китайское правительство ввело смертную казнь за контрабанду опиума.
Уничтожение китайским губернатором партии британского контрабандного опиума в 1839 привело к тому, что англичане начинали военные действия против Китая, переросшие в Опиумную войну (1839 1842, англ. The First Opium War), см. далее.
В 1720 году 15 % британского импорта было из Индии, практически весь этот импорт проходил через Компанию. Под давлением лоббистов Компании, её эксклюзивные привилегии продлевались в 1712 и 1730 — до 1766 года.
В следующие годы резко ухудшаются англо-французские отношения. Столкновения приводят к резкому увеличению государственных расходов. Уже в 1742 году привилегии компании продлеваются правительством до 1783 взамен на заём в 1 млн. фунтов стерлингов.
К 1813 году Компания захватила контроль над всей Индией, исключая Пенджаб, Синд и Непал. Местные князья стали вассалами Компании. Вызванные этим расходы вынудили обратиться к парламенту с петицией о помощи. В результате была отменена монополия, исключая торговлю чаем, и торговлю с Китаем. В 1833 году остатки торговой монополии были уничтожены.
После Индийского национального восстания 1857 года компания в 1858 передаёт свои административные функции британской короне. В 1874 компания ликвидируется.
Но свое дело она сделала — накоплено гигантское кол-во денег.
ОПИУМНЫЕ ВОЙНЫ
Производство и распространение наркотиков — это не просто самый прибыльный в мире бизнес. Гораздо важнее то, что вся демонстрируемая мировой общественности «борьба с наркоторговлей» — всего лишь легкая рябь на поверхности, подлинная же глубина остается надежно скрытой от посторонних глаз.
Задействованы не рядовые «пушеры» и даже не колумбийские наркобароны, а могучие государственные машины.
Давайте посмотрим на исторические события в Индии и Китае со стороны Англии.
Если спросить, с чего началось финансовое и экономическое могущество Великобритании, большинство ответит, что с ограбления колоний. Золото Индии и ее ткани, чай Цейлона — были даже специальные корабли, «чайные клиперы». Однако вовсе не чай, как это принято считать, был основным источником грандиозного обогащения Британской империи, а опиум, выращиваемый в оккупированной англичанами Индии и продаваемый в Китай.
Современная схема наркобизнеса начала складываться примерно в XVIII веке, когда Англия, колонизировав Индию, обратила свои взоры на Китай, находившийся тогда в состоянии глубокого упадка. Тем не менее, применить в Китае, как и в Индии, политику прямой колонизации англичане не могли — Китай был огромной и практически мононациональной страной, на прямое завоевание которого у Англии не хватило бы ресурсов.
Тогда была придумана весьма остроумная схема, позволившая вывозить из Китая ресурсы более эффективно, чем при непосредственной колонизации страны. Англичане приняли во внимание то обстоятельство, что в Китае с древнейших времен был обычай курения опиума. Несмотря на опасность этого обычая, в условиях нормальной государственности он оставался в рамках общественной этики и морали, так что не был слишком распространен и не мог принести большого вреда. А британская Ост-Индская компания, захватившая практически все материальные ресурсы Индии, включая и плантации снотворного мака, учла, что в то время государственность и мораль Китая были сильно расстроены и не смогли бы противостоять увеличению ввоза индийского опиума.
Для начала Ост-Индская компания существенно расширила площадь плантаций снотворного мака. И менее чем через столетие обширные плантации были развернуты на всех соседних с Индией землях, где для этого были соответствующие условия — в Индокитае, Афганистане и Пакистане.
Во всех этих районах Ост-Индская компания развернула массовое производство опиума. За первые же семь лет «роста» вывоз опиума в Китай возрос почти в 20 раз и составил к 1837 году 2340 тонн, что и в наши дни сделало бы честь наркоэкономике такого лидера, как Афганистан.
Правда, тут же начали сказываться и издержки такой торговли, связанные со «спецификой» товара. В результате развития массовой наркомании менее чем за 150 лет из Китая было выкачано все серебро, которое копилось тысячелетиями. Обратной стороной «медали» явилось то, что китайцы не могли заплатить за другие английские товары, которые продвигались фабрикантами, но не имели успеха на китайском рынке из за неплатежеспособности покупателей.
Официальной статистики в Китае тогда не велось, но, основываясь на наблюдениях современников, можно утверждать, что число наркоманов в Китае в середине XIX века весьма выросло и составляло не менее 10 %. То есть как минимум каждый десятый китаец был хроническим наркоманом. Все государственные институты деградировали и выходили из под контроля.
Кроме того, некоторые дикие азиаты из числа начальствующих, стали проявлять совершенно неуместную обеспокоенность массовым падением нравов и здоровья среди своих подданных, а вследствие этого — и нарастающий разброд в государственных делах. Непосредственным поводом к началу военных действий стал арест китайским таможенным комиссаром Линь Цзэ сюем (назначенным тогдашним императором Даогуаном) в 1839 году английских контрабандистов и уничтожение их опиумного груза.
Но такое поведение китайцев никак не устраивало Британскую Империю — рушилась вся созданная с таким огромным трудом система наркоторговли. До этого момента китайцы дисциплинированно оплачивали собственную мучительную смерть чистым серебром, которое использовалось для экономического развития Англии и обеспеченной жизни большей части англичан. А один-единственный чиновник китайского императора, убедивший своего господина во вреде наркоторговли, грозил все это разрушить.
Поэтому, в ответ на это откровенное хамство диких желтолицых аборигенов по отношению к высокопросвещенным западным гуманистам, 3 ноября 1839 г. английский флот обстрелял китайские джонки в устье реки Сицзян. Начало широкомасштабной войны задержалось до получения одобрения королевы (высокопросвещенная королева, конечно же, одобрила благородный гуманитарный поход против азиатских варваров) и подготовки боевого флота к июлю 1840 года.
Понятно, что британцы, как просвещенные воители, всякую войну начали с подготовительных действий. Как и в наше время, вместо того, чтобы сразу начать войну против китайской армии, англичане сначала проделали большую работу по ее разложению.
Благо сделать это было не слишком сложно. Так как вся война началась из за опиума, а многие китайцы были склонны к его употреблению, то англичане каждую ночь отправляли к побережью сотни лодок, нагруженных опиумом и украшенных яркой рекламой, долженствовавшей убедить китайцев, что «поколение Next выбирает» не пепси-колу, а качественный бенгальский опиум. Торговцы, сидевшие в лодках, предлагали наркотик в лучшем случае за треть его стоимости. Случались и бесплатные раздачи — Британская Империя была могущественной державой и могла себе это позволить для пользы дела.
В итоге за короткий срок разнородная китайская армия была разложена с необычайной эффективностью.
Как следствие, в ходе этой войны, которая больше походила на чрезмерно жестокое избиение взрослыми напроказничавших детей, китайские войска, включая элитные маньчжурские отряды, были разбиты наголову технически значительно лучше оснащенными англичанами.
Победа Великобритании в первой опиумной войне была закреплена Нанкинским договором 29 августа 1842 г., согласно которому Китай должен был выплатить колоссальную контрибуцию в размере 21000000 долларов для покрытия всех расходов Великобритании в этой войне и, разумеется, признать право Великобритании на беспошлинную торговлю опиумом во всех портах Китая, а до кучи — передать Великобритании острова Сянган, где впоследствии был построен Гонконг.
После этого ввоз наркотиков в Китай продолжал быстро нарастать, и к 1850 году достиг 3176 тонн в год. Понятно, что вскоре к такому высокопросвещенному наркобизнесу присоединились и американцы. Покупая турецкий опиум по 2 доллара за унцию, они продавали его китайцам по 10 долларов, что за вычетом транспортных расходов позволяло получать более 300 % прибыли.
Правда, в Китае к тому времени развернулось другое движение против опиума, которое возглавили китайские христиане — тайпины. Они всерьез рассчитывали на то, что англичане в случае прихода к власти тайпинов перестанут травить наркотиками своих единоверцев.
Экая наивность — для просвещенных капиталистов на первом месте всегда стояло извлечение прибыли любой ценой. Раз в Китае стало развиваться движение против правящей династии маньчжуров — значит, надо было в союзе с маньчжурами подавить это движение любой ценой, иначе столь обширный рынок оказался бы потерян.
Здесь, однако, стоит учесть еще одно обстоятельство, заставившее европейские державы и США принять решение о войне. К тому времени в Китае почти не осталось серебра — оно уже перекочевало в английские банки в качестве платы за опиум. Но никуда не делись миллионы китайских пролетариев, готовых за ежедневную дозу наркотика трудиться от зари до зари, где угодно — хоть на краю света.
Поэтому китайцам в новом мировом порядке отводилось место бесплатной рабсилы, которая должна была заменить плохо повинующихся и претендующих на освобождение негритянских рабов.
И наивные тайпины были в этих раскладах абсолютно лишними.
8 октября 1856 года китайские чиновники арестовали команду и груз китайского корабля, плывшего под флагом Великобритании с контрабандным опиумом. После этого Великобритания объявила войну Китаю. В конце октября 1856 г. британская эскадра подвергла бомбардировке порт Гуанчжоу. В начале 1857 г. в военных действиях также участвовали американские корабли. Вскоре к Англии присоединилась и Франция.
В 1860 году объединенная англо-французская армия развернула сухопутные военные операции на Ляодунском полуострове и в северном Китае, и захватила Тяньцзинь. В решающем сражении под Пекином англо-французская артиллерия разгромила маньчжуро-монгольскую конницу. Ан гло-французский десант разграбил императорский дворец в Пекине.
24 25 октября 1860 г. был подписан Пекинский договор, по которому китайское правительство согласилось выплатить Англии и Франции 8 миллионов лянов контрибуции, открыть для иностранной торговли Тяньцзинь, разрешить использовать китайцев в качестве рабочей силы (так называемые кули) в заморских колониях Англии и Франции.
Тайпины еще некоторое время упорно сопротивлялись, но не могли противостоять соединенным силам европейско-американской армии, вооруженной новейшим оружием и боевой техникой. В итоге около 100 тысяч защитников были цивилизованно перебиты кочевниками и джентльменами из Европы и США. С этого момента не только начался совершенно бесконтрольный ввоз в Китай опиума, но и массовый вывоз рабочих, которые стали работать в колониях, заняв место негров.
Чаще всего кули нанимали в самом большом порту Китая Шанхае, открытом для торговых операций с западными странами после Первой опиумной войны. Для найма кули и оплаты их труда по минимуму для работы в нечеловеческих условиях обычно использовались наркотики. Отсюда в английском языке появился глагол «шанхаить» (to shanghai) или в свободном переводе на русский язык — «ошанхаить», т. е. одурманить и обманным путем нанять на работу.
С 1842 по 1881 год население Китая сократилось на 47 млн. человек. Тотальная наркомания приняла масштабы эпидемии национального масштаба, охватившей все слои населения, включая императорский дом.
После второй Опиумной войны англичане продолжали наращивать продажу индийского опиума в Китае. В пиковый для них 1880 год, там было продано 6,500 тонн опиума. Чтобы как то противостоять англичанам, Китай стал сам выращивать опиум. И очень успешно: к 1905 году половина потребляемого в Китае опиума была «отечественная», а вскоре урожайность опиума в Китае достигла 22,000 тон в год. Между тем, население страны стремительно деградировало: Китай превращался в полуколонию, которой правили из за рубежа с помощью компрадорской мафии. Несколько восстаний за освобождение Китая от наркозависимости и коррумпированной администрации были подавлены с помощью западных стран.
Самое известное среди такого рода восстаний — Ихэтуаньское или боксёрское восстание — было организовано одной из тайных спортивно-религиозных сект в ноябре 1899. Поначалу это восстание пользовалось некоторой поддержкой со стороны официальных властей, видевших в нем инструмент давления на западные страны. Но вскоре гнев ихэтуаней, в основном направленный против западной цивилизации, обрушился и на соотечественников, принявших христианство. От их рук погибли 30.000 местных католиков, 2.000 протестантов и 300 (из 1000) православных китайцев, 222 из которых впоследствии были причислены к лику местночтимых святых. Геноцид христиан привел к формированию широкой коалиции из 8 держав, включая Россию, пытавшейся защитить православных китайцев от уничтожения, а Китайско-восточную железную дорогу (КВЖД), построенную русскими, от вандализма ихэтуаней. Боксерское восстание было разгромлено, но и Китай как целостное и независимое государство после этого просуществовал недолго, будучи частично оккупирован японцами, а частично ввергнут в длительную гражданскую войну.
Лишь в 1950 году Мао Цзе-Дуну удалось объединить страну. К тому времени китайские маковые плантации занимали более миллиона гектаров, а из 600 миллионов жителей ни дня без курева не могло прожить свыше 20 миллионов.
Первоначально наркомафия не придала особого значения перемене власти, однако очень скоро ее боссы поняли, что сладкая жизнь закончилась. Мао оказался еще решительнее Линя, власти у него было больше, чем у любого императора, а корабли заморских «белых дьяволов» попытавшиеся по старой памяти сунуться в китайские воды, едва уплыли оттуда с изрядными дырами в бортах. В считанные месяцы опиумные плантации сожгли силами армии, около 80 тысяч наркоторговцев арестовали, а 800 самых злостных публично расстреляли.
Третья опиумная война была выиграна Мао почти мгновенно, и в течение сорока лет о проблеме наркотиков в Китае забыли, чему, несомненно, способствовала и закрытость страны от внешнего мира. Однако, начиная с 80 х, Пекин стал все сильнее втягиваться в общепланетную экономику, привлекать иностранные инвестиции, покупать и продавать. А потому вслед за компьютеризацией и автомобилизацией Китаю опять пришлось столкнуться с проблемой наркотизации.
И снова в первых рядах миссионеров отравы идут желающие подработать граждане Великобритании, США и других самых «цивилизованных» стран. По словам посетившего КНР питерского бизнесмена, ближайший к бирманской границе уездный центр провинции Юньань, город Джинхонг, стал настоящей перевалочной базой для приезжающих за товаром западных туристов и студентов.
Можно долго спорить, насколько принятые меры оказались действенны, но по сравнению с ситуацией в нашей стране их итог выглядит весьма впечатляюще. В настоящее время в Китае при 1,3 миллиардном населении насчитывается менее миллиона наркоманов, тогда как в России, где живет 143 миллиона человек, их уже свыше трех миллионов. Иначе говоря, по уровню наркозависимости разница между обоими государствами сейчас более чем тридцатикратная. И если у нас не сделают вывода, а будут и далее идти на поводу у «правозащитников» и их покровителей из всяких ПАСЕ-ОБСЕ, скоро на игле может оказаться уже вся Россия.
В новейшей человеческой истории наркобизнес давно стал фактором, без учёта которого некоторые события современности кажутся не имеющими смысла. Как, например, отчаянная борьба Запада за отделение Косово от Сербии бессмысленно рассматривать в какой то оторванной от реальности мифической «борьбой за права человека» — без учета того, что нынешнее Косово, с претензией на создание «великой Албании» — это есть не что иное, как мощный героиновый шприц, воткнутый в тело старушки Европы. И нельзя забывать что разгром американской армией афганских талибов, которых совсем недавно тот же Запад в лице США активно поддерживал в войне против СССР, обусловлен был не в последнюю очередь тем, что талибы ни черта не понимали в бизнесе, и капиталистическое соревнование по производству опиатов вели откровенно слабо. За что и поплатились.
Зато после начала операции «Несокрушимая свобода» и введения в Афганистан военных контингентов США и НАТО в 2001 г. производство опиатов за семь лет выросло в 44 раза (!!!).
Что говорит только о том, что американцы как капиталисты не в пример предприимчивее англичан.
Вообще, наркотическую мотивацию при желании можно найти почти во всех шагах, предпринимаемых Соединенными Штатами на международной арене. Например, «революция роз» в Грузии была предпринята для того, чтобы поставить на место клан Шеварднадзе, который, как полагают, получал немалую долю от транзита наркотиков через грузинский порт Поти и захотел получать еще больше. А пришедший к власти Михаил Саакашвили предоставил американцам практически полный карт-бланш на любые действия в Грузии, сосредоточив весь наркотрафик в руках США.
(здесь и далее по материалам сайта «Накануне»)
ПРИБЫЛЬНОЕ ОРУЖИЕ
Норма прибыли в наркобизнесе в среднем колеблется от 300 до 2000 %, а для некоторых видов наркотиков достигает даже 10000 %. Это означает, что на каждый доллар, вложенный в этот бизнес, наркодельцы получают сотни, если не тысячи, долларов прибыли! В экономике норма прибыли свыше 100 % считается сверхприбылью. Наркотики же приносят суперсверхприбыль, конкурируя в этом смысле с доходами от продажи оружия. А как заметил еще Карл Маркс, за 500 % прибыли капиталист продаст отца родного. За 10000 % они не то, что продадут, они уничтожат большую часть человечества — безо всяких моральных терзаний и прочих глупостей, мешающих бизнесу.
Вдобавок, эта прибыль поступает и реализуется незаконно, то есть в обход государственного контроля, а потому может использоваться, не взирая ни на какие нормы и законы международного права и общечеловеческой морали.
Другое ключевое обстоятельство связано с тем, что для нового мирового порядка нужны рабы, которыми легко управлять, которые неспособны думать и принимать самостоятельные решения, которые добровольно отказываются от 2 / 3 своей заработной платы и быстро уходят из жизни, не достигнув пенсионного возраста, тем самым становясь экстремально дешевой и легко управляемой рабочей, а, по существу, рабской, силой.
Ну прямо как те самые китайские «кули».
Глобализация или установление нового мирового порядка в пользу «золотого миллиарда», напрямую связаны с переживаемой миром эпидемией наркомании. Вовлечение все большего числа стран в нелегальный оборот наркотиков приводит к криминализации общества, невероятному росту коррумпированности властей, взрывному увеличению заболеваний, связанных с употреблением наркотических веществ, таких как СПИД и гепатит. Сегодня более 4 % населения земного шара старше 15 лет употребляют наркотики разного рода. И доля эта катастрофически быстро растет.
Россия за последние годы стала абсолютным мировым лидером по сбыту и потреблению героина. Такое заявление сделал директор ФСКН Виктор Иванов, выступая в Госдуме в ходе круглого стола о наркотрафике из Афганистана. Глава ФСКН отметил, что процент россиян, употребляющих опиаты, в 5 8 раз превышает соответствующий показатель в странах Евросоюза. Опиаты (в частности героин) в России употребляют до 90 % всех наркозависимых. Иванов подчеркнул, что весь героин имеет исключительно афганское происхождение.
Все это красноречиво свидетельствует о том, кому выгодно производство наркотиков. Ибо значительная часть афганского героина проходит через Россию транзитом в Европу, по пути убивая наших детей, развращая правоохранительные органы, засоряя коридоры власти коррумпированными чиновниками, отравляя и разрушая нашу Родину. Разрушая нашу государственность в погоне за ресурсами — ровно по тому же сценарию, что и полтора столетия назад в Китае.
Сегодня каждые сутки в стране от употребления героина умирают 82 человека призывного возраста, а ежегодно — 30 тысяч человек. 30 тысяч ежегодно погибающих молодых, изначально здоровых людей, в большинстве своем — парней, это в два раза больше, чем число погибших в Афганистане за 15 лет!!!
Колоссальные доходы, получаемые мировыми наркобаронами, позволяют им направлять значительные средства не только на подкуп власти, но и для прямого проникновения во власть. Наркотики превратились в постоянный элемент массовой культуры не только на Западе, но и в России.
Число россиян, употребляющих наркотики, за последние 15 лет увеличилось в 10 раз. Только по официальной статистике число наркоманов в стране составляет 2,5 млн. человек. Число наркоманов растет в геометрической прогрессии, так как каждый наркоман в год затягивает в наркотический омут еще несколько человек. Две трети наркоманов — это молодые люди в возрасте до 30 лет. Около 30 млн. россиян так или иначе соприкасаются с проблемой наркотиков на житейском уровне.
Наркотики — это новое оружие массового поражения, разрушающее крепкую нацию изнутри и при этом приносящее колоссальные доходы тем, кто этим бизнесом занимается. А главное — с помощью этого «чудо-оружия» война переносится на нашу с вами географическую территорию и, что самое потрясающее, ведётся против нас за наш с вами счет! Мы сами платим за своё убийство! Это ли не «идеальная» война?! Ведь наступающей стороне даже не приходится рисковать своими солдатами! (Опять же — как в Китае полтора столетия назад)
Примечательно, что наркоторговцы проявляют особую активность в районах больших индустриальных центров, местах компактного проживания рабочей молодежи, студенческих центрах, т. е. наносят массированный удар по будущему России. И колоссальную роль в распространении наркотической чумы играют замкнутые национальные конклавы мигрантов (таких как цыгане) и гастарбайтеров (таких как таджики). Распространение наркотиков в России напрямую связано с проблемой нелегальной миграции и социальной напряженности в местах компактного проживания инородцев, для которых наркобизнес часто оказывается наиболее простым, а для выходцев с Кавказа и Средней Азии, и наиболее традиционным способом зарабатывания денег на чужбине. Из-за них многие «тихие городки» российской провинции давно уже перестали быть таковыми. Сообщения о столкновениях коренного населения с мигрантами напоминают сводки с передовой.
Как это у нас принято, просвещенные СМИ клеймят во всем этом злобных «русских фашистов» — как когда то клеймили за подобное невежественных китайцев, которые только благодаря своей дикости и недоумию сопротивлялись торжественному пришествию к ним Гуманизма, Просвещения и Цивилизации.
Любому непредвзятому наблюдателю очевидно, что в сегодняшней «борьбе с наркоторговлей», несмотря на отдельные удачи борцов, стратегический выигрыш неизменно остается на стороне противника. Растут обороты, растет производство, и стремительно растет численность наркоманов во всем мире. Только опыт Китая и других стран Юго-Восточной Азии показывает, что таким универсальным и безотказным средством, как смертная казнь, удается хотя бы несколько сдержать гигантский вал наркотиков.
Но очевидно и то, что сегодняшней России для того, чтобы элементарно выжить, необходимо всеми силами сотрудничать с теми силами, кто реально, на деле, основываясь хотя бы на собственном печальном опыте, хоть как то пытается бороться с наркозаразой.
А не с теми, кто уже явно, практически официально стимулирует производство и распространение наркотиков по всему миру.

projectrussia.info © 15.04.2010


Tags: zog, англия, история, китай, опиум, опиумные войны, сша
Subscribe
promo rkovrigin march 16, 2012 14:07 169
Buy for 1 000 tokens
Я являюсь автором проекта " Сделано у нас". 1. Я не коммунист. Но очень часто мои собеседники думают что я коммунист. Этому есть объяснение. Просто я такой человек, я не могу отрицать очевидного, даже если это противоречит моим взглядам. То что Сталин построил великую державу, для…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments